Тел: +7(499) 390 98 28
  +7(916) 873 01 31
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

О нейрофизиологических основах гипнабельности

Как известно, гипноз — это древнейшая психотерапевтическая концепция и мощное средство для управления болью, тревогой и различными соматическими функциями даже в сложных внешних условиях, например, при медицинских вмешательствах (например, в хирургии молочной железыпри чрескожных вмешательствахв паллиативной медицине и др.) Гипнотические изменения восприятия, изученные наиболее подробно для соматосенсорной и зрительной систем, включает в себя не только изменения в постперцептивной обработке, но нисходящие влияния на сам перцептивный ответ со снижением ранних (p100) и поздних (p300) компонентов в соматосенсорных вызванных потенциалах, а также снижение активности в дорсальной поясной коре (dACC) и соматосенсорной коре во время гипнотической анальгезии. Гипнотические изменения цветного зрения подразумевают соответствующие изменения кровотока в язычной и веретенообразной извилинах. Гипнотическое внушение может снижать и нивелировать общеизвестный феномен Струпа (см. статью «Гипноз и эффект Струпа») с сопутствующим снижением активности в dACC. Временная задержка между называнием цвета слов, представленных в разных цветах, опосредована взаимодействием между заднебоковой префронтальной корой (DLPFC) и dACC.

Это лишь некоторые из примеров гипнотического модулирования систем управления восприятием и поведением. Подобные гипнотические эффекты в схожих задачах были выявлены в нескольких исследованиях и наблюдались лишь после индуцирования гипнотического состояния.

Способность к проявлению таких нисходящих влияний на обработку информации значительно варьируется у разных людей. Хотя большинство детей высокогипнабельны, во взрослом возрасте происходят значительные изменения в восприимчивости к гипнозу. Несмотря на многие усилия учёных, до сих пор найдено мало физиологических и неврологических особенностей, лежащих в основе гипнабельности.

В течение длительного времени философами (такими как Аристотель, Лукреций и Декарт) внимание описывалось как феномен сужения и фокусирования ощущений, что напоминает описание гипнотического состояния. Большую роль в развитии гипнабельности и в управлении ощущениями играют дорсальная передняя поясная кора (dACC) и латеральная префронтальная кора (PFC). Считается, что эти регионы вовлечены в исполнительную сеть внимания, которая отвечает за выборочное внимание и разрешение конфликтов. dACC и латеральная PFC являются также участниками мезокортикальной дофаминовой системы, а гипнабельность связана с уровнем гомованильной кислаты (метаболита дофамина) в цереброспинальной жидкости. Во время гипнотического изменения боли, восприятия, эффекта Струпа и в покое по сравнению с обычным состоянием лишь у высоко гипнабельных субъектов наблюдалась активность в dACC и PFC. Исходя из этих наблюдений можно предполагать, что эти два региона мозга включены в нисходящий процесс управления восприятием во время гипноза. Очевидно, должны быть заметные различия в функциональном взаимодействии между этими регионами у высоко- и низкогипнабельных людей, и эти различия в функциональной организации мозга могут быть существенными для определения гипнабельности и способности нисходящего модулирования ощущений.

Для исследования функциональных механизмов гипнабельности авторы работы «Functional Brain Basis of Hypnotizability», опубликованной в октябре 2012 года, сравнили группы 12 здоровых высокогипнабельных субъектов с 12 низкогипнабельными субъектами. С помощью фМРТ оценивался BOLD-сигнал в покое, проводилась Т1-взвешенная структурная МРТ высокого разрешения для воксельной морфометрии серого и белого вещества, а также волоконная трактография с помощью диффузионной тензорной визуализации (DTI) для исследования микроструктуры белого вещества. Во время функциональной МРТ в покое проводился анализ независимых компонент (ICA), и с помощью автоматического двухступенчатого процесса для каждого субъекта были выбраны компоненты, которые наиболее точно соответствовали регионам сети базового режима (default mode network), сети выявления значимости (salience network) исети исполнительного управления (executive-control network) в состоянии покоя (рис. 1).

Сеть базового режима включает заднюю поясную кору и предклинье, медиальную префронтальную и предколенную поясную кору, височно-теменные регионы и медиальные височные доли, она задействована в извлечении эпизодической памяти, авторефлексии, воображении и обработке потока сознания. Сеть выявления значимости включает в себя dACC, лобно-островковую кору и лимбические структуры, она вовлечена в детектирование, интеграцию и фильтрацию релевантных соматических (интероцептивных), автономных и эмоциональных стимулов. Сеть исполнительного управления включает DLPFC и латеральные теменные регионы, она необходима для выборки и поддержания релевантной информации в рабочей памяти, что необходимо для подготовки действий. Авторы предположили, что в этих сетях будут наблюдаться функциональные различия, включающие регионы, которые связаны с вниманием и исполнительным контролем (dACC и DLPFC).

Рис. 1. Шаблоны для выбора пространственных карт каждой сети. (C) Hoeft et al., 2012.

В исследовании участвовало 24 добровольца (12 высокогипнабельных и 12 низкогипнабельных). Средний возраст (SD) составлял 22,8 (4,7) и 26,1 (5,1), соответственно, в каждой группе по 6 мужчин и женщин. Исследование проходило с ноября 2005 по июль 2006 года. В первую группу включали людей, которые набирали от 7 до 10 баллов по профилю гипнотической индукции (HIP), во вторую группу – от 0 до 3. HIP представляет собой структурированное гипнотическое наведение, которое оценивает субъективный и объективный ответ на гипнотические внушения по следующим параметрам: 1) диссоциация, 2) левитации руки из положения покоя, 3) ощущение непроизвольности во время левитации руки, 4) ответ на сигнал, прерывающий инструкции лёгкости и движения, 5) сенсорные ощущения парения, лёгкости или подъёма. У участников не было выявлено неврологических или психиатрических нарушений, они не принимали никаких препаратов и не имели противопоказаний для МРТ. По дизайну исследования была выявлена значимая разница в баллах HIP между двумя группами (t22=20,24, P<0,001). По возрасту, праворукости или леворукости и полу значимых различий между группами выявлено не было. Исследование проходило на МРТ-сканере мощностью 1,5Tл.

В анализе независимых компонент (ICA) при прямом сравнении карт сети выявления значимости у высокогипнабельных и низкогипнабельных участников была выявлена увеличение функциональных связей между dACC (P=0,004) – регионом, занимающим центральное место в сети выявления значимости, – и DLPFC (P=0,01; см. рис. 2А). В группе высокогипнабельных субъектов в сети выявления значимости не было выявлено регионов, в которых функциональная взаимосвязь была бы меньше по сравнению с группой низкогипнабельных участников.

Функциональная взаимосвязь отделов мозга у высоко- и низкогипнабельных субъектов для каждой сети. A — различия при независимом анализе компонентов карты salience network. В группе высокогипнабельных субъектов отмечается значительно более выраженная связь между регионами мозга в t-тестах (слева) и в больших величинах эффектов (справа). B — совместная активация левой задне-боковой префронтальной коры (DLPFC) и передней поясной коры (dACC) salience network только у высокогипнабельных субъектов. Подробнее см. Hoeft et al., 2012.

Кроме того, у высокогипнабельных участников левая DLPFC, которая обычно относится к сети исполнительного управления, в состоянии покоя включена в работу сети выявления значимости, чего не наблюдалось у низкогипнабельных участников (P=0,01; рис. 2B). Что касается функциональных взаимосвязей в сети базового режима и исполнительного управления, между двумя группами участников не было выявлено каких-либо значимых различий.

При помощи дополнительных измерений не было выявлено каких-либо структурных различий ни в количестве белого вещества, ни в объёме, ни в их плотности волокон (P=0,10 для всех). Эти выводы позволяют предположить, что наблюдаемые различия функциональной взаимосвязанности не могут быть объяснены значимыми структурными особенностями.

Таким образом, авторы обнаружили, что функциональная взаимосвязанность отдельных регионов мозга связана с гипнабельностью. У высокогипнабельных людей была значительно более выраженная активность DLPFC (задне-боковой префронтальной коры), ключевого узла сети исполнительного управления и сети выявления значимости. У высокогипнабельных людей этот регион плотно взаимодействует с dACC (дорсальной передней поясной корой), и это взаимодействие не может быть обусловлено структурными особенностями строения мозга.

Другие исследователи наблюдали активность dACC и DLPFC при выполнении участниками исследований гипнотических задач. Гипнотически внушённая боль проявлялась в виде активности таламуса, dACC, DLPFC, островка и теменной коры. Гипнотически воображаемое хватательное движение у высокогипнабельных людей сопровождалось повышенной активностью dACC и островка. Гипнотическое торможение эффекта Струпа связано со снижением активности dACC, также как гипнотическая анальгезия, направленная на уменьшение аффективного компонента боли. Гипнотическая анальгезия связана со сниженной активностью dACC и увеличением функционального взаимодействия между первичной соматосенсорной областью, передними островковыми и префронтальными регионами. Более того, у высокогипнабельных людей наблюдались отличия и в состоянии покоя как в гипнозе, так и при бодрствовании, эти отличия были связаны со сниженной активностью dACC, PFC и левой DLPFC.

Хотя участников этого исследования и не просили выполнять гипнотические задачи, более выраженное взаимодействие в состоянии покоя между зонами мозга, связанными с выявлением конфликтов и фокусировкой внимания (dACC) и планированием моторных актов, интеграцией сенсорной информации, регуляцией интеллектуальных функций и рабочей памятью (DLPFC) включало два компонента передней системы внимания. Коактивация сети выявления значимости и сети исполнительного управления, ключевым узлом которых является DLPFC, подкрепляет имеющиеся данные о том, что склонность к глубокой поглощённости повседневными переживаниями вне гипноза связана с гипнабельностью.

Эти наблюдения дают нам новые данные о том, что гипноз и связанная с ним возможность модулировать сенсорное восприятие задействует сфокусированное внимание и концентрацию, а у более предрасположенных к гипнозу людей зоны, которые интегрируют внимание, эмоции, действия и намерения, более плотно взаимодействуют друг с другом. Парадоксально, что гипноз часто рассматривают как подчинение и потерю контроля, хотя высокогипнабельные люди проявляют удивительно высокую способность контролировать сенсорные, моторные и соматические функции, хотя это и происходит у них с ощущением непроизвольности, как бы диссоциированно от их собственных возможностей, будто они скорее наблюдают за этим, а не намеренно участвуют. Эти наблюдения не были связаны ни с тренированностью участников, ни с их опытом гипноза. По-видимому, эти особенности работы мозга для одних людей более свойственны, чем для других, независимо от какой-либо специальной подготовки.

Текст частично адаптирован из статьи: Hoeft, F., Gabrieli, J. D. E., Whitfield-Gabrieli, S., Haas, B. W., Bammer, R., Menon, V., Spiegel, D. Functional Brain Basis of Hypnotizability. Arch Gen Psychiatry 2012,  69 (10), 1064-1072.

Автор: Владимир Снигур