Тел: +7(499) 390 98 28
  +7(916) 873 01 31
E-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Травматические эго-состояния

В одной из предыдущих статей («Соcтояния Эго») говорилось о психотерапии эго-состояний — сравнительно недавно возникшем направлении психотерапии, которое весьма родственно гипнозу. Концепция эго-состояний, разработанная супругами Уоткинс, являясь по сути феноменологической, практически бесценна для гипнотерапии, особенно в работе с хронической или тяжёлой психической травмой, поскольку хорошо описывает её последствия и предлагает эффективный метод работы с ними. Предлагаю сегодня продолжить знакомство с концепцией эго-состояний на примере этой сложной и, увы, довольно часто встречающейся  ситуации.

Среди специалистов до недавних пор не было достаточно согласованного мнения, что же такое «тяжёлая детская психическая травма». Но благодаря работам психологов, исследующих теорию привязанностей и психологию раннего развития, сегодня можно сформулировать общий принцип: травма возникает тогда, когда с ребёнком происходит то, чего происходить не должно, или не происходит того, что обязательно должно произойти, причём у ребёнка нет ресурсов для того, чтобы интегрировать этот опыт. Под первую категорию подпадает, прежде всего, физическое и сексуальное насилие, высокий уровень выраженных эмоций (англ. expressed emotion), под вторую — эмоциональная холодность, амбивалентность со стороны родителей, изоляция, отсутствие необходимого уровня эмоционального контакта, поддержки и утешения. Возникающий при этом хронический стресс, гиперактивность миндалевидного ядра головного мозга и повышение уровня стрессовых гормонов нарушают процессы консолидации памяти и интеграции психических функций, что влечёт за собой множество последствий. Травма — это не событие, а реакция организма и сознания на это событие. С ранними травмами связывают развитие пограничного расстройства личности, депрессий, функциональных психозов, психосоматических заболеваний. Но обсуждение нейрофизиологии выходит за рамки данной статьи. Более подробную информацию можно найти в более ранних статьях (см. «Расстройства, связанные со стрессом: нейробиология и роль ранних психических травм»).

Ранние психические травмы иногда приводят к тому, что отдельные эго-состояния личности обособляются — психика как бы разделяется на несколько мало сотрудничающих друг с другом частей, которые могут попеременно активироваться и создавать разнообразные симптомы.

Набор таких обособленных эго-состояний может быть довольно обширным, но, как правило, существуют несколько «архетипических» эго-состояний, выполняющих специфические функции. Не всегда и не у всех можно выявить именно такие эго-состояния. Иногда их больше, иногда меньше, могут быть представлены не все их варианты.

Основное эго-состояние (англ. central core, «центральное ядро») соответствует возрасту и физическому развитию конкретного человека. Оно может восприниматься как «мозаичное» — обладающее очень пёстрым набором личностных черт, не укладывающихся в какой-то отдельный психологический тип личности. Вместе с тем, часто (но не всегда) это состояние характеризуется неуверенностью в себе, стеснительностью, замкнутостью, избеганием конфликтов и стремлением заслужить одобрение. Можно рассматривать это состояние как «суперпозицию» более глубоких эго-состояний, которые во время гипнотической работы могут быть временно изолированы и активированы.

Эго-состояние, непосредственно хранящее воспоминания и опыт травмы, некоторые авторы называют Раненым Я. Это травмированный ребёнок, живущий глубоко внутри в страхе, отчаянии, тоске и остро нуждающийся в любви, веря вместе с тем, что не достоин её. В случае нескольких сильных травм таких раненых эго-состояний может быть несколько. Это эго-состояние нагружено огромным чувством вины и стыда маленького ребёнка, который пережил травму и не смог осознать и интегрировать этот опыт. Оно убеждено в своей ничтожности, греховности и мерзости, но продолжает искать поддержки, любви и заботы — той, которую не получило в то время, когда это было необходимо. И вместе с тем — это эго-состояние наиболее плотно связано с телом и чрезвычайно страдает от психосоматических симптомов, которые могут наличествовать.

Второе типичное эго-состояние можно назвать главным антагонистом — этоКонтролирующее Я, «внутренний критик». Оно может быть жёстким, авторитарным, циничным, надменным и властным, оно с презрением относится к Раненому Я и всячески его третирует. Это контролирующее эго-состояние может наказывать Раненое Я и, как следствие, весь организм, создавая различные телесные симптомы — боли, нарушения физиологических процессов, менструального цикла и т.д. Это эго-состояние стремится контролировать всё, что происходит в психике: оно может блокировать попытки открыться перед другим человеком, например, перед терапевтом, оно может блокировать доступ к травматичным воспоминаниям, и оно также стремится контролировать окружающую обстановку. Но что ещё важнее, оно также является своего рода внутренним защитником и может проявить настойчивость и агрессию, чтобы «не дать в обиду» человека. Иногда это напоминает персонажа из «Гарри Поттера» — эльфа Добби, который может устраивать «пакости», и иногда довольно опасные, лишь для того, чтобы защитить интересы своего «хозяина». Но понимает интересы «хозяина» это эго-состояние весьма своеобразно. Часто это эго-состояние склонно к символическому самовыражению — поэзии, живописи, музыке.

Ещё одно важное эго-состояние можно назвать Внутренней Мудростью. Как правило, оно является интроектом всех самых лучших качеств людей, с которыми человек встречался в своей жизни. Это эго-состояние наполнено добротой, состраданием, готово оказывать помощь и поддержку. Но оно бывает скрыто очень глубоко и получает власть в редких случаях, например, когда человек общается с теми, к кому испытывает родительские чувства — с детьми или младшими товарищами. Это эго-состояние часто называют «наблюдающим», что, на мой взгляд, не совсем верно: оно действительно преимущественно наблюдает, но иногда, особенно во время психотерапевтической работы, оно становится более активным, может посылать приятные и мощные образы, являться во снах, даже создавать своего рода галлюцинации, которые человеком воспринимаются в высшей степени положительно и помогают справляться с тяжёлыми ощущениями. Это самая главная ресурсная часть, которую стремится найти терапевт во время психотерапевтической работы.

Помимо этих эго-состояний часто обнаруживают себя более специфические и индивидуальные «части». Некоторые из них несут адаптивную функцию — они были выработаны для адаптации к повторяющимся травматичным событиям. Соответственно, активироваться они могут в случаях опасности, которая напоминает предыдущие травматичные эпизоды. Могут встречаться даже «персонажи» противоположного пола. Многие такие эго-состояния являются интроектами фигур привязанностей, даже литературных или кинематографических героев.

Но что очень важно, всегда существует нечто ещё более глубокое, что можно назвать Внутренним Наблюдателем, который имеет контакт со всеми эго-состояниями и постоянно наблюдает за всем, что происходит. Я бы даже не называл это эго-состоянием — пожалуй, это самый что ни на есть Глубинный Бессознательный Разум, во власти которого находится всё остальное. Внутренний Наблюдатель находится в контакте постоянно, какое бы эго-состояние ни было активно, но проявляет себя непосредственно лишь через идеодинамические феномены.

Важность Внутреннего Наблюдателя для психотерапевта фундаментальна: сколько бы ни было эго-состояний, они все являются частями единой целостной психики, и между ними возможно установление более гармоничных взаимоотношений. А отношения между ними действительно могут быть очень разнообразными, похожими по своей структуре на межличностные. Нередко эго-состояния получают (или предъявляют) свои имена, по которым к ним можно обращаться и по которым они могут общаться друг с другом. Для человека это может иметь форму внутреннего диалога, в котором он «сам» как бы не участвует, а лишь подслушивает.

На начальном этапе психотерапевтической работы эти эго-состояния (если не все, то некоторые ключевые) должны быть обнаружены и идентифицированы. Далее человек постепенно знакомится с ними и признаёт их частями себя. Этот процесс довольно долгий и сложный: некоторые эго-состояния вовсе не горят желанием быть признанными частями единого целого и стремятся сохранять независимость. Знакомство с Раненым Я может вскрыть и оживить тяжёлые и даже мучительные переживания. В этих переживаниях критически важным является контакт с психотеапевтом. Контакт с Контролирующим Я может обострить сопротивление, психосоматические симптомы. Знакомство и соединение Раненого Я с Внутренней Мудростью может сопровождаться оплакиванием страданий и нереализованных возможностей Внутреннего Ребёнка. Этот процесс обычно распределён на множество этапов, которые следуют циклически: человек периодически возвращается к этим эго-состояниям, и каждый такой контакт достраивает ещё несколько «кирпичиков».

По мере того, как человек при помощи психотерапевта учится вступать в контакт с этими частями, общаться с ними, по мере того, как интересы этих частей становятся понятными, и человек учится их реализовывать гармоничными способами, — эго-состояния начинают интегрироваться: границы между ними становятся всё более плавными, их голоса становятся собственными голосами человека. Одним словом, эго-состояния постепенно «подключаются» к ядру личности и становятся одним целым с ним, обогащая тем самым личность своими способностями и чертами.

Размышляя в таком ключе о феномене эго-состояний мы можем лишь очередной раз поражаться бессознательным возможностям человеческого разума, который способен создавать такие сложные, динамичные, и вместе с тем тонкие и уравновешенные структуры.

Продолжение и обобщение темы эго-состояний в следующей статье.

Автор: Владимир Снигур

Источник